Мой электронный голос — тайна или нет?

Вот и завершился единый день голосования 08.09.2019. По всей стране прошли выборы депутатов и глав субъектов федерации. Обсуждение итогов я оставлю за рамками своего рассуждения, но остановлюсь на интересной, как мне показалось, детали – проведение эксперимента по организации и осуществлению дистанционного электронного голосования на выборах депутатов Московской городской Думы седьмого созыва.

Сначала мне показалась идея проведения выборов дистанционно потрясающей. В любом удобном месте зашел на портал госуслуг, нашел нужного кандидата и проголосовал. Ведь многие не идут на выборы не потому, что не хотят, а потому, что заняты или находятся вдали от избирательного участка. Благодаря этой системе можно увеличить явку, повысить гражданскую активность. Думал на счет того, что могут быть проблемы с подсчетом голосов, но пришел к выводу, что технически реализовать его достоверность не составит большого труда.
Но меня, все же, что-то тревожило в этой системе. Как оказалось – не зря. При всех преимуществах новых технологий у системы имеется один маленький, но существенный изъян – электронная система не может обеспечить тайну волеизъявления при голосовании.

Для понимания проблемы приведу немного строгих норм.
Первым делом обратимся к Конституции Российской Федерации, в пункте 1 статьи 81 которой указано, что президент Российской Федерации избирается сроком на шесть лет гражданами Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при ТАЙНОМ голосовании.

Таким образом, запомним, что основной закон государства закрепляет положение о ТАЙНОМ голосовании с одной лишь оговоркой – конституционное право на тайное голосование предусмотрено только на выборах президента.
При этом Конституция прямо не говорит, что выборы депутатов в Государственную Думу и в представительные органы местного самоуправления осуществляются на основе тайного голосования.
Так в пункте 2 статьи 96 Конституции указано, что порядок формирования Совета Федерации и порядок выборов депутатов Государственной Думы устанавливаются федеральными законами.
А в пункте 2 статьи 130 Конституции указано, что местное самоуправление осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления.

Однако про тайну голосования указано в следующих по иерархии за Конституцией нормативных правовых актах – Федеральных законах.
В статье 1 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» указано, что депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации избираются гражданами Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при ТАЙНОМ голосовании.
И в статье 1 Федерального закона «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» так же указано, что выборы депутатов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления осуществляются гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими на территориях соответствующих муниципальных образований, на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при ТАЙНОМ голосовании.

Все вроде бы хорошо, и Конституция нам говорит о праве на тайное голосование, и Федеральные законы дополняют пробелы в Конституции. Как мы видим, законодатель особо подчеркивает значимость данного принципа, неоднократно упоминая об этом праве.
Но что же такое тайна в понимании законодателя? На этот вопрос нам отвечает положение статьи 7 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», где указано, что голосование на выборах и референдуме является тайным, исключающим возможность какого-либо контроля за волеизъявлением гражданина.

Еще раз повторю – исключающим возможность какого-либо контроля за волеизъявлением гражданина. И это очень важно!

А вот теперь я подошел к развязке монолога. Ознакомился я с Законом г. Москвы от 22 мая 2019 г. N 18 «О проведении эксперимента по организации и осуществлению дистанционного электронного голосования на выборах депутатов Московской городской Думы седьмого созыва», где в пункте 11 написано, что специальное программное обеспечение в подсистеме «Личный кабинет» Портала обеспечивает тайну голосования избирателя посредством шифрования данных. Не допускается возможность взаимоувязки персональных данных избирателя и результата его волеизъявления в целях последующей идентификации избирателя.
Нигде более в этом законе о тайне голосования упоминания нет. Да и толку нам от того, что программное обеспечение не допускает возможность взаимоувязки персональных данных избирателя и результата его волеизъявления на стороне избирательной комиссии.

Самое главное – система не обеспечивает тайну волеизъявления.

Когда избиратель идет ножками на избирательный участок, он, закрывшись в кабинке для голосования, может без какого-либо внешнего воздействия поставить галочку напротив понравившегося только ему кандидату. А может ли электронная система обеспечить такую тайну? Конечно нет. И возможности для злоупотребления безграничны. От использования «Личного кабинета» супруга по своему усмотрению, до контроля голосования сотрудников организации.

Таким образом, считаю, что дистанционное электронное голосование противоречит положениям Конституции Российской Федерации и указанным Федеральным законам, и оно не может применяться при проведении любых выборов, которые предусматривают право на тайну волеизъявления.
И как дополнительный вывод, считаю, что результаты выборов, проведенных в Москве 08.09.2019 с использованием дистанционного электронного голосования подлежат отмене.

(Скриншот сделан с сайта mos.ru)